«Барбаросса»: сколько раз Гитлер менял дату победы над СССР

Как известно, планируя нападение на СССР, Гитлер и его генералы всецело полагались на знаменитый блицкриг – молниеносную войну, рассчитанную на то, что противник будет разгромлен в первые же недели или месяцы, даже не успев развернуть свои основные военные силы. Теория блицкрига, основанная на быстром продвижении в тыл противника танковых соединений, поддерживаемых авиацией, была разработана известными немецкими стратегами, такими, как Гудериан, Клейст, Манштейн. И во Франции, и в Польше блицкриг вполне оправдал себя. А эти страны имели серьезные армии. Приблизительно то же самое Гитлер намеревался повторить и в СССР. Но, как говорится, что-то пошло не так.

Сроки «Барбароссы»

О намерении напасть на СССР Гитлер заявил своим военачальникам сразу после окончания военной кампании во Франции, в июле 1940 года. Тогда же был назван примерный срок начала войны – май 1941 года, и было озвучено, что завершить кампанию следует за 5 месяцев. За это время предполагалось захватить Прибалтику, Украину, Белоруссию, северо-западные области России и выйти на линию Архангельск – Волга. В некоторых воспоминаниях немецких генералов есть даже информация о двухмесячном сроке, отведенном на окончательную оккупацию всей европейской территории России, но фюрер все же остановился на более «реалистичном» сроке в 5 месяцев.

Есть информация о еще более фантастичных идеях фюрера, якобы планировавшего «дать Сталину по рукам» в течении пяти дней. Как говорят, именно этот срок был озвучен Гитлером во время встречи в 1942 году с Маннергеймом, в ходе которой фюрер пустился в воспоминания. Этот разговор был записан одним из звукоинженеров, и запись была обнародована лишь в 2004 году. Гитлер говорил финскому генералу о том, что не знал, что у Сталина есть столько танков, иначе по-другому повел бы себя. И вообще, он намеревался вести войну лишь в приграничных зонах СССР, но затем увлекся. Впрочем, упоминания о пяти днях в том отрывке беседы, который доступен историкам, нет, об этом известно лишь со слов тех, кто находился рядом с Гитлером в тот момент. Таким образом, неясно, не являются ли слова о пяти днях ошибкой или оговоркой. Скорее всего, фюрер имел ввиду пять месяцев.

Напав на СССР 22 июня, Гитлер был уверен, что уже к концу ноября кампания завершится, и Красная армия будет разбита. Именно по этой причине немецкие солдаты не имели зимней одежды.

Однако уже Смоленская стратегическая операция, во время которой немцы застряли на полпути к Москве на целых два месяца, показала, что план «Барбаросса» сорван.

Август 1941 года: планы меняются

Уже в конце лета 1941 года Гитлеру и его окружению стало понятно, что разбить Красную армию быстро не получится. Поэтому фюрер выступил с директивой, из которой следовало, что завершить войну до конца текущего года не выйдет. Важнейшей целью было обозначено уже не взятие Москвы, а захват Крыма, Донецкого бассейна, нарушение снабжения Красной Армии кавказской нефтью. На севере фюрер намеревался соединиться с финнами и захватить Ленинград. В сентябре фюрер одобрил доклад своего командования, из которого следовало, что в текущем году нанести окончательное поражение СССР не выйдет. Победа была отложена на следующий, 1942 год.

Через год после этого пересмотра планов, в июле 1942 началась Сталинградская битва, решившая исход войны.

Что Гитлер говорил о победе после Сталинграда

Мрачные мысли начали посещать фюрера уже зимой 1941-42 года, когда его солдаты замерзали в считанных километрах от Москвы, но так и не смогли взять советскую столицу. В своей книге биограф Гитлера Марлис Штайнер пишет, что в конце января 1942 года Гитлер сказал: «Если народ не готов целиком отдаться борьбе за выживание, то пусть гибнет».

Когда стало известно о катастрофе в Сталинграде и пленении Паулюса, в феврале 1943 года Гитлер заявил: «Крах произойдет исключительно по причине слабости народа; если же он слаб, значит, заслуживает того, чтобы быть уничтоженным другим, более сильным народом». Примерно через месяц, ранней весной 1943 года Гитлер на прямой вопрос, когда, по его мнению, завершится война, пустился в рассуждения о том, что ни один стратег и ни один государственный деятель никогда не был в силах дать ответ на подобный вопрос. В качестве примера он привел Тридцатилетнюю и Семилетнюю войны, бушевавшие в Европе в XVII-XVIII веках, и даже вспомнил древние Пунические войны, затянувшиеся более чем на столетие.

После Курской битвы летом 1943 года, в ходе которой Рейху было нанесено сокрушительное поражение, прогнозы Гитлера относительно перспектив окончания войны сделались еще более расплывчатыми. В той же книжке Штайнера можно прочесть, что во время встречи с Муссолини фюрер заявил, что текущая война – это битва за Европу, и что «подобные конфликты никогда не развиваются линейно, и, чтобы чаша весов склонилась в ту или иную сторону, должно пройти время».

На что рассчитывал Гитлер в апреле 1945 года

Как известно, немецкие войска яростно сопротивлялись до самого последнего дня, когда Красная армия уже штурмовала Берлин и вела бои на улицах немецкой столицы. Переговоры о прекращении боевых действий начались лишь после самоубийства Гитлера.

На что же надеялся фюрер весной 1945 года, когда исход войны был совершенно очевиден? Он надеялся на чудо, поскольку больше надеяться ему было не на что. История уже знала подобный случай: в 1761 году, во время Семилетней войны, Пруссия была готова пасть под натиском Франции, Австрии и России. Однако, в России умирает императрица Елизавета Петровна, и на престол всходит Петр III, который был пылким поклонником прусского короля Фридриха. Таким пылким, что немедленно отказался от всех завоеваний русской армии в этой войне, вернув завоеванные территории Пруссии и заключив с Фридрихом мир. Это событие в немецкой историографии получило название «Чудо Бранденбургского дома».

По всей видимости, на нечто подобное и надеялся Гитлер. Когда в апреле 1945 года внезапно умер президент Рузвельт, который был сторонником сотрудничества с СССР, могло показаться, что чудо действительно свершилось. Однако, новый президент Трумэн продолжил политику своего предшественника.

Еще одно чудо, на которое уповал Гитлер – программа создания отрядов «Вервольф» (так в немецком фольклоре называются волки-оборотни), то есть, партизанского движения. И Гитлер, и его генералы прекрасно помнили, какой эффект имело партизанское движение на территории Белоруссии и России. Почему бы немцам не сплотиться таким же образом против страшного врага? Однако, в отличие от советских граждан, немцы воевать за свою столицу и страну не пожелали. Действия «Вервольфа» оказались малоэффективными. Чуда не произошло.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика