Кузьма Деревянко: почему генерал, подписавший капитуляцию Японии, стал жертвой Хиросимы

Когда 30 декабря 1954 года скончался генерал-лейтенант Кузьма Деревянко, газеты СССР не писали о подробностях «продолжительной и тяжёлой болезни», унесшей жизнь полководца. И роль, вероятно, сыграло даже не то, что покойный, как он сам себя называл, был «малоизвестным генералом». В эпоху Холодной войны выглядела «крамольной» сама мысль о том, что советский командир погиб от последствий американского ядерного удара по Японии.

По знаменательному совпадению Кузьма Деревянко родился в год начала русско-японской войны. Судьба Деревянко определилась в 1922 году, когда его призвали в Красную Армию. На способного новобранца обратило внимание начальство. Сначала Деревянко отправили учиться в Киевскую военную школу, затем в Харьковскую школу красных старшин имени ВУЦИК. Харьков в ту пору был столицей Украины, так что преподавательский состав военной школы имел самых квалифицированных специалистов. Деревянко стал посещать курсы японского языка – и неожиданно так увлёкся им, что вскоре уже мог говорить и писать по-японски. Но этот навык пришлось до времени отложить в «дальний угол». Карьера выпускника военной школы развивалась вполне стандартно, хотя и стремительно: от командира роты до помощника начальника отдела в штабе Украинского военного округа.

Вновь попрактиковаться в японском языке Деревянко смог в 1933 году, когда поступил учиться в альма-матер советских генералов – московскую Военную академию имени М.В. Фрунзе. Там же он выучил английский – как впоследствии оказалось, не зря.

В 1936 году Кузьму Деревянко приняли на службу в Разведуправление РККА. И вскоре молодой офицер впервые оказался в глубинах Азии. Императорская Япония развязала войну против Китайской республики, и Советский Союз решил помочь правительству Чан Кайши. Деревянко курировал доставку оружия китайцам по трудному маршруту – через горы Тянь-Шань и пустыню Гоби. Вернувшись в СССР в 1938 году, разведчик получил орден Ленина за создание перевалочной базы на пути караванов.

Во время Зимней войны Кузьма Деревянко возглавил штаб Отдельной особой лыжной бригады. Это был «русский ответ» финским стрелкам-лыжникам. Вместе со вчерашними студентами Ленинградского института физкультуры Деревянко лично участвовал в боевых операциях. По итогам советско-финской войны он получил звание полковника, а к его наградам добавился орден Красной звезды.

Отличился Деревянко и на фронтах Великой Отечественной войны. Красноречив сам перечень его должностей: начальник разведотдела штаба Северо-Западного фронта, начальник штаба 53-й, 57-й армий и 4-й гвардейской армии. На счету Деревянко победоносный рейд по тылам немцев под Старой Руссой, Курская битва, освобождение Харькова, Корсунь-Шевченковская операция, штурм линии «Маргарита», освобождение Будапешта. Великую Отечественную войну Деревянко закончил в Вене в звании генерал-лейтенанта. Но Вторая мировая война для него ещё не завершилась.

Как человека, имевшего опыт взаимодействия с иностранными офицерами в составе Союзного совета по Австрии, Сталин отправил Деревянко на Дальний Восток. В качестве представителя главного командования советских войск генерал должен был доносить позицию Москвы до командующего американскими оккупационными силами в Японии Дугласа Макартура. Здесь Деревянко в полной мере пригодилось знание японского и английского языков.

Именно Деревянко, получив полномочия от ставки Верховного главнокомандования, 2 сентября 1945 года поднялся на борт американского линкора «Миссури», чтобы поставить подпись в Акте о капитуляции Японии.

Кузьма Деревянко задержался на островах надолго – до 1951 года он входил в состав Союзного совета для Японии. Как писала газета New York Times, советский военачальник дольше всех в Токио просиживал в приёмной генерала Макартура, дожидаясь аудиенций. Переговоры велись, в частности, об участии советских войск в оккупации острова Хоккайдо. Но американцы не согласились. Возможно, в качестве «утешительного приза» президент Гарри Трумэн наградил Деревянко в 1946 году орденом «За заслуги».

В Японии Деревянко выполнил ещё одну, не менее ответственную миссию. Согласно его собственным воспоминаниям, с разрешения американцев он выезжал на развалины Хиросимы и Нагасаки. 5 октября во время визита в Москву Деревянко лично рассказал об увиденном Иосифу Сталину и представил фотоснимки радиоактивных руин. Это укрепило «отца народов» в мнении о приоритетном значении советской ядерной программы.

В Японии Деревянко делал громкие политические заявления, например, о недопустимости возрождения «японского фашизма». Но по возвращении в Москву он был назначен на скромную штабную работу. Причиной стало ухудшение здоровья генерала. Предположительно, Кузьма Деревянко заболел лучевой болезнью. По свидетельству полковника юстиции Юрия Леонова, в зоне взрыва атомной бомбы Деревянко побывал вместе с судьёй Токийского процесса Иваном Заряновым. Из-за особенностей телесной конституции генерал получил «солидную дозу» радиации.

«Иван Михеевич худощавый, у него меньше поражение получилось, а Деревянко крупный, он схватил побольше», – рассказывал Леонов (цитируется по журналу «Вестник военного права»).

От последствий облучения у генерала развился рак поджелудочной железы. Врачи госпиталя лечили его два с половиной месяца, но тщетно. Впрочем, родственники Деревянко, например, его двоюродная правнучка, живущая во Владивостоке, считают изложенные в источниках подробности о причине смерти военачальника «не соответствующими действительности». Однако альтернативных версий они не выдвигают.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика