Минздрав готовится формировать аптечки дешёвыми аналогами

Минздрав готовится формировать аптечки дешёвыми аналогами

Вице-премьер и экс-министр здравоохранения Татьяна Голикова поручила Минздраву России провести «разъяснительную работу» среди врачей. Медработникам необходимо разъяснить, как и чем лечить, чем заменить препараты, «не производимые в России и дружественных странах». Специалисты тут же всполошились: а не отбросят ли «разъяснения» нашу медицину на 10−15, если не на 20 лет назад? Ведь кто как не специалисты знают, что отнюдь не все из дешевых дженериков равнозначны оригинальным препаратам — как по действию, так и по показаниям к применению.

Иностранные фармкомпании, что бы там про них иногда не говорили и не показывали в кино — не звери. Они обещают, что поставки лекарств продолжаются в полном объеме, не смотря ни на какие политические разногласия между странами. В Минздраве поторопились объяснить, что лишь хотят помочь регионам разобраться, как в случае нарушений логистики произвести замену в процессе госзакупок. Временную замену. А в перспективе можно будет вообще отказаться от каких-то дорогущих фирменных лекарств — если они сильно вырастут в цене. Заменить их предлагается непатентованными наименованиями импортных препаратов, сообщается в материале «Коммерсанта».

Директор по коммуникациям Союза профессиональных фармацевтических организаций Олеся Полянская убеждена, что все врачи должны знать, насколько препараты могут быть взаимозаменяемы:

— Мы можем лечиться одним препаратом, в отсутствие другого. Такой список препаратов на замену давно существует — это обычная практика, применявшаяся до всех нынешних глобальных катаклизмов. Другое дело, что сейчас эту работу хотят усилить и углубить. Может быть даже стоит составить реестр препаратов, чтобы все знали: если вдруг один препарат по той или иной причине исчез, какие вместо него принимать.

«СП»: — А, что можно сказать о параллельном импорте? Например, дружественная нам Индия славится своими фармацевтическими традициями. Там размещают свои заказы многие европейские гиганты отрасли. Неужели индусы нам не помогут в трудную годину испытаний?

— Правительство заботится о своем населении и стремится предотвратить дефицит лекарственных препаратов. В связи с этим и было принято решение о параллельном импорте. Но он желателен только в случае реального дефицита препаратов, а не в случае скачкообразного, сиюминутного ажиотажного спроса, как сейчас. То есть мы могли бы дать дружественным странам право поставлять на наш рынок свои товары, предотвращая дефицит, чтобы не оставить население вовсе без препаратов. Но такого просто не должно случиться.

Российские фармацевты относятся к этому предложению прямо скажем настороженно. Ведь все эти годы мы рассчитывали на то, что силы и мощности российской фарминдустрии способны наполнить препаратами весь наш фармрынок. Нам не хотелось бы снова возвращаться на много лет назад, когда у нас началась непонятная неразбериха, когда лекарство продавали в метро. Поэтому, конечно, мы за то, чтобы препараты не становились дефицитом, их хватало на всех, а параллельный импорт — лишь крайняя мера, если такое действительно потребуется.

Сейчас трудно спрогнозировать, что у нас будет с лекарствами. В настоящий момент я как представитель фармацевтической отрасли могу сказать, что, конечно, вся индустрия будет прилагать максимум усилий, чтобы не оставить страну без лекарств.

«СП»: — Но пациентов тоже можно понять, они беспокоятся. И вот некоторые закупили себе препаратов на год вперед.

— Нас просто выбили из колеи. Запасы лекарств на складах были. Ведь мы понимаем, как действовать, уже прошли пандемию — для нас это оказался хороший урок. Сейчас повторилось то же самое, но добавилось психологическое давление. Истерика порождена непониманием происходящего. Так возник очень неприятный ажиотаж. Но вслед за этим валом покупок, наступит их резкое уменьшение. Для аптек — провал, время, когда люди перестанут покупать, потому что уже всем закупились. Ничего страшного и его переживем. Это даст возможность снова затоварить склады, как-то выровнять ситуацию.

«СП»: — Как в пословице, «Нет худа без добра и добра без худа». Вслед за доставщиками еды в пандемию пришла очередь подзаработать аптекам.

— Нельзя сказать так однозначно. Вслед за схлынувшим ажиотажным спросом наступает, как говорят аналитики, «яма» — уменьшение продаж. Люди будут покупать только лекарства первой необходимости. Такой скачкообразный порядок — не очень хорошо для отрасли. Лучше бы нам всем работать без резких перепадов…

Только по одним онкологическим препаратам НМИЦ радиологии Минздрава подготовил перечень из 39 наименований противоопухолевых лекарств, которые могут оказаться в дефиците. Лекарств хватает, но по мнению онкологов, главное — современная противоопухолевая терапия. Расходы государства на нее в 2021 году составили 62% от всех трат на препараты для химиотерапии. А всего потратили более 226 млрд рублей.

Увы, самое грустное то, что 90% российских препаратов не являются равнозначными заменами иностранным. Они отстают лет на 20−30. Годятся лишь на начальном этапе болезни. Речь идет о противоопухолевых растворах производства США, которые применяются при колоректальном раке, меланоме, раке легких, почечно-клеточном раке, раке молочный железы, бронхов, легких и простаты. Можно ли их заменить на российские препараты? Можно, но не для всех. А регистрируется в России по полмиллиона злокачественных новообразований в год. Всего у нас, по официальным данным, более 3,7 млн онкобольных.

Но этим дело не ограничивается. Письмом Голиковой заинтересовались 94 других главных внештатных специалиста Минздрава. От главных педиатров, специалистов по первой помощи и репродуктивному здоровью мужчин, до пластических хирургов.

Чем лечится? Сейчас пенсионеры всё скупили, на что у них денег хватило. Понятно, что задачу с обеспечением лекарств — придется когда-то решать за счёт аналогов, производимых в России или поставляемых из дружественных стран. Но как добиться качества? Сделать то, что не получалось сделать за десятилетия?

Как быть с ВИЧ-пациентами? Главврачам центров СПИД письмо вице-премьера пока не поступало. А еще есть паллиативная помощь. Там специалисты тоже работают над списком российских аналогов препаратов. С ума сойдешь. А что прикажете делать психиатрическим больным, получающим импортные препараты?

Президент лиги защиты пациентов Александр Саверский разъяснил, что пока лишь «изыскиваются возможности» замены импортных препаратов:

— Изучается вопрос замены импортных препаратов отечественными — это нормальная постановка вопроса. Это не поручение, только рекомендация, не более того. Острой необходимости в такого рода замене к счастью нет. Санкции в этом сфере даже не обсуждаются ни одной страной. Максимум, что сейчас сделают — соберут информацию «на тот случай, если вдруг».

Меня сейчас больше волнует ситуация вокруг медицинских изделий. Мы можем оказаться без анализов, поскольку реагенты и оборудование импортные. В том числе стоматологическое: кресла, иглы, импланты. Вся эта сфера оказалась под куда большим ударом, чем лекарства. У компаний производителей и поставщиков нет своего кодекса этики, в отличие от фармкомпаний. И некоторые из них заявили, что уходят с российского рынка. И Минздрав тоже поручил собрать информацию…

Так что зубная боль некоторым обеспечена. А иностранные фармкомпани пока продолжают в полном объеме поставлять лекарственные препараты, прилагают все усилия, чтобы обеспечить непрерывные поставки — по мере возможности. В основном все препараты спокойно хранятся на складе в достаточном количестве. В связи с введенными ограничениями у них есть сложности с закупкой и поставкой оборудования, комплектующих, расходных материалов и сырья из США и стран Европы. Однако в основном они работают в соответствии с ранее намеченными планами.

Если наступит острый дефицит современных импортных препаратов, то одним письмом дела не поправить. Придется пересматривать клинические рекомендации, так как это сейчас основной документ для врачей, чтобы наши люди получали помощь по европейским и американским клиническим протоколам.

Производители жалуются, что увеличиваются расходы. Минздрав готовит поправки в закон, которые должны позволить производителям быстрее менять цены, чтобы не допустить дефицита на рынке. Нащупывается механизм переоценки перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов.

Врачи обязаны руководствоваться клиническими рекомендациями, и любые замены должны быть обоснованы как медициной, так и юридически. Часто такие письма иногда принимаются как прямое руководство к действию. Важно, чтобы они сопровождались более четкими акцентами и адекватными разъяснениями. Ведь по программе госгарантий пациенты должны иметь право на получение дорогостоящей терапии за счет средств ОМС, а не то, что жить захочешь, достанешь и купишь самое дороге лекарство.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика