Немецкие средства массовой информации не прошли испытание боями

Немецкие средства массовой информации не прошли испытание боями

«На войне правда всегда становится первой жертвой». По легенде, эти слова были произнесены две с половиной тысячи лет назад великим древнегреческим драматургом Эсхилом. Однако со времен греко-персидских войн в быте и нравах человечества не произошло сколько-нибудь значительных изменений. Вслед за отцом европейской трагедии похожий афоризм изрек Наполеон Бонапарт, утверждавший, что «четыре газеты могут нанести противнику больше вреда, чем стотысячная армия». Спустя еще 130 лет доктор истории и философии Йозеф Геббельс, министр пропаганды нацистской Германии со знанием дела утверждал: «Дайте мне средства массовой информации — и я из любого народа сделаю стадо свиней». Наконец совсем недавно, каких-то девятнадцать лет назад, спецпредставитель США в ООН Колин Пауэлл размахивал на заседании Совета Безопасности пресловутой пробиркой с «оружием массового поражения», подготавливая мировое общественное мнение к вторжению в Ирак.

По идее, ложь, двусмысленность и примитивные манипуляции в обывательском сознании — это оружие авторитарных лидеров и политических режимов, не имеющих ничего общего с демократическими ценностями. Но Эсхил жил при первой в мире демократии, пусть и с определенными издержками в виде рабства, отсутствия всеобщего избирательного права и нарушения прав женщин. Однако в сравнении с персидской деспотией система народовластия Древней Эллады действительно выглядела прогрессивной. Буржуазная демократия революционной Франции с ее лозунгом «Свобода, равенство и братство!», олицетворением которой стал Наполеон, также приводила в восхищение современников, не исключая врагов.

О том, что США для значительной части населения планеты до сих пор остаются «сияющим градом на холме» и путеводным маяком в мире тоталитаризма и попрания общечеловеческих ценностей, можно даже не упоминать. Лишь доктор Геббельс немного выбивается из перечисленного выше ряда государственных деятелей. Впрочем, если разобраться, в самой страшной войне в истории человечества, [то можно вообразить, что] последний рейхсканцлер Третьего Рейха стоял на защите западного мира от орд восточных варваров, направлявшихся «диктатором» из Москвы. В свете текущей политической повестки это позволяет если не оправдать преступления главного нацистского пропагандиста, то по крайней мере взглянуть на его деятельность под несколько другим углом.

В век телевидения и социальных сетей скрывать информацию от общественности стало гораздо сложнее. Во всех уголках планеты люди худо-бедно владеют английским — «лингва франка» XXI века — имеют аккаунт в социальных сетях и доступ к интернету. Однако блага технологического прогресса в то же время открывают невиданные ранее возможности для манипуляции. Технологии индоктринации сознания или, выражаясь более дипломатичным языком, политического воспитания населения, отлично работают даже в странах западной демократии: в этом достаточно легко убедиться, в течение пяти минут поговорив о политике со средним избирателем, вне зависимости от его возраста, социального статуса и уровня образования. Разумеется, средства массовой информации играют в вопросах индоктринации огромную роль.

Демократия и плюрализм мнений на западном медиарынке безусловно присутствуют. При этом в комплекте с ними идет такое количество поправок и оговорок, что конечный результат донельзя извращает изначально благую идею. Хрестоматийный пример с запретом, пессимизацией и стигматизацией канала RT мы с вами уже неоднократно обсуждали. Но ведь не-мейнстримные медиа в странах Европы и Северной Америки находятся в едва ли более благоприятных условиях. Да, газеты лежат на прилавках, сайты к ним никто не блокирует, однако механизмы противодействия со стороны негласного центра общественной цензуры работают и здесь. Так, публикации в одном из старейших и популярнейших американских изданий «New York Post» никогда не выйдут в топ прочтений на Facebook*, их авторов в нынешних США вряд ли номинируют на Пулитцеровскую премию, а перед экспертами, согласившимися выступить на страницах газеты-парии, скорее всего закроются двери респектабельных CNN и «New York Times». Ровно то же самое касается и некогда самых популярных газет Восточной Германии «Junge Welt» и «ND Zeitung», придерживающихся левых взглядов.

Лет пятнадцать назад ученые специалисты в области теории коммуникаций выдвигали гипотезу, что классические медиа могут умереть, не выдержав конкуренции со стороны пользовательского контента, распространяемого при помощи социальных сервисов. Сегодня мы с полной уверенностью можем утверждать, что этого не произошло. Не сумев победить социальные сети, средства массовой информации, в полном соответствия с заветами Николо Макиавелли, просто встали в авангарде технологического прогресса. Аккаунты крупнейших СМИ в Facebook, Twitter и Youtube сами по себе стали крупнейшими площадками для дискуссий, а тот же Facebook даже любезно создал новый новостной раздел специально для медиа, где пользователь в зависимости от геолокации может ознакомиться с публикациями и при желании оставить свой комментарий. Нет нужды утверждать, что подборка сообщений в новостной ленте проходит строгую модерацию, и не-мейнстримным изданиям попасть туда просто невозможно.

За месяц, прошедший с начала специальной операции России на Украине автор регулярно анализировал публикации в немецких медиа, касающиеся русско-украинского конфликта. Оставим в стороне вопросы политических симпатий и акцентов. В конце концов, каждая страна вправе поддерживать своих союзников и симпатизантов. Однако журналистские стандарты и каноны профессиональной этики никто не отменял. Но о какой этике может идти речь, когда в популярнейшей программе «Deutsche Tagesschau» на Первом канале немецкого телевидения (аналог российской программы «Время») в 15-минутном вечернем новостном выпуске лишь 15 секунд посвящено обстрелу Донецка украинскими ракетами «Точка-У», в результате чего погибли 20 ни в чем не повинных гражданских лиц? При этом львиную долю из 15-секундного сюжета занимает комментарий ведущего, что «официальные представители Украины опровергают сообщения о том, что удар был нанесен с украинской стороны».

В сюжете той же программы про ракетный удар по киевскому торговому центру вы увидите лежащий в руинах ТК в окружении жилых домов, однако вам никто не покажет ракетные установки залпового огня, скрывающиеся на подземной парковке и делающие объект законной военной целью. Ведь умолчание — это не совсем ложь, не так ли? Зритель по итогам просмотра должен сделать политически верные выводы и понять, на чьей стороне в этом конфликте «правда».

Но самый вопиющий случай, окончательно убивший веру автора в независимую немецкую журналистику, произошел вчера. Ни один из крупнейших немецких телеканалов в вечерних новостных выпусках ни словом не обмолвился о явном военном преступлении украинских националистов, простреливающих на камеру ноги российским военнопленным, как минимум один из которых умирает от потери крови. Лишь Youtube-канал таблоида «Bild» (заблокирован в России по решению Роскомнадзора, — ред.) уделил этому событию две минуты в 7-минутном новостном выпуске. Произошло это в 20:00 по Берлинскому времени, в то время как в России и Китае это преступление уже активно обсуждалось более десяти часов. Но Youtube-канал пусть даже самого популярного немецкого таблоида — это все же чересчур мало для того, чтобы утверждать: немецкие медиа добросовестно информируют свою аудиторию о важнейших мировых событиях.

Впрочем, было бы неправильно говорить о том, что все западные журналисты ведущих медиаконцернов превратились в откровенных пропагандистов. Но вопросы редакционной политики и соответствия текущей политической повестки, диктуемой из единого центра с ретрансляцией через национальное правительство, никто не отменял. Современная демократическая система не любит героев. А лавры Джулиана Ассанжа мало привлекательны для современных «звёзд» европейской журналистики. Пожалуй, уместно будет в завершении статьи привести еще один афоризм — фрагмент из стихотворения «Карьера» великого советского поэта Евгения Евтушенко:

«…Ученый, сверстник Галилея,
Был Галилея не глупее.
Он знал, что вертится земля,
но у него была семья…»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика