Один ствол — три разрешения

Один ствол — три разрешения

После того как в этом году, в учебных заведениях Казани и Перми, а пятью годами ране в Керчи произошли массовые расстрелы, появилась идея — ужесточить правила приобретения оружья. Группа депутатов, в числе которых Александр Хинштейн — внесли в Госдуму РФ еще один проект поправок к закону «Об оружии». По их мнению, опасными признаками являются не только проблемы с психикой и наркотиками, но и посты в интернете, сообщает газета «Коммерсантъ».

Еще минувшей осенью Росгвардия, прежде уполномоченная самостоятельно разрешать или запрещать покупку оружья, подготовила законопроект, по которому предлагалось не выдавать лицензию на приобретение оружия тем, кто не прошел проверку ФСБ и МВД. Само это ведомство, видимо, не в состоянии выявить причастных к экстремистским и террористическим группировкам.

Адвокат Дмитрий Аграновский напоминает, что оружье до ХХ века было почетным правом привилегированных классов:

— У нас сейчас сословно-феодальное общество и рядовым «холопам» оружье не положено. Если же говорить серьезно, то совершенно непонятно: почему на каждый очередной расстрел безоружных людей, власти отвечают еще большим затруднением доступа для честных, порядочных людей к оружию? Ведь даже в Америке расстрелы происходят в так называемых зонах «ган фри», где оружье запрещено, то есть в школах и церквях.

Все делается для того, чтобы бандитам и террористам, у которых доступ к оружью беспрепятственный, ведь они плевать хотели на наши законы, было удобнее нас убивать. Наши законы об оружье и так одни из самых жестких в мире. Везде, особенно в капиталистических странах, доступ гражданам к оружью для самообороны разрешен. Только у нас запрещен. В социалистических странах, таких как Китай, Вьетнам, КНДР, где уровень преступности чрезвычайно низкий, оружье для самообороны просто не нужно.

В Советском Союзе, для того, чтобы купить охотничье ружье, достаточно было просто пойти в спортивный магазин, тебя записывали, и ты покупал гладкоствольное ружье. Ружья были у всех в деревнях, ни о каких лицензиях никто и слыхом не слыхивал. Просто тогда не приходило в голову стрелять в людей. А сейчас наше общество переполнено ненавистью. У нас периферийный, олигархический, отсталый капитализм с элементами феодализма.

Убивает не оружие, а люди. Даже если полностью запретить огнестрельное оружие, станут убивать ножами, топорами, кирпичами. Надо бороться с ненавистью, а не с оружием. А оружие необходимо наоборот разрешать приобретать честным гражданам, чтобы порядочные люди могли себя защищать. Полиция их защитить не в состоянии, да и какая полиция, например, вечером за городом.

Поэтому логику таких ужесточений — если исходить из безопасности граждан — я понять не могу. А если исходить из того, что «холопам оружие не положено», то все понятно. Тогда логика прослеживается: чем меньше у народа оружия, тем меньше у него достоинства.

Представьте себе, если приватизация 90-х и весь тот разгул бандитизма у нас происходил на фоне наличия оружия у обычных граждан. Все бы пошло совершенно не так. У нас получился бы гораздо более справедливый капитализм — если такое вообще возможно. А так над нами измывались все, кто хотел. Бандиты были вооружены до зубов, в том числе и автоматическим оружием. А у нас ничего такого не было, и сейчас нет. В общем, нам запрещено себя защищать и с каждым годом делать это становится все труднее и труднее.

А депутату Хинштейну и так ничего не грозит. У него самого наверняка и оружие есть, и охрана. Он, скорее всего, уже забыл — каково быть один на один с преступником.

«СП»: — Отчего-то никто не подумал о том, что в этом году устраивали стрельбу молодые люди, вчерашние школьники. В Америке это называют «скулшутинг». Надо бы задуматься о возрасте потенциальных стрелков. Но об этом никто не говорит, стригут всех под одну гребенку.

— Во время последнего случая, в Серпухове — вообще обошлось без стрелкового оружья, было применено взрывное устройство. Повторюсь, я не вижу нормальной логической связи между последними расстрелами и новыми законом. Связь обратная: жизнь становится все опаснее, а доступ к оружью для самообороны — все более затрудняется. Значит, хотят, чтобы нас было удобнее убивать.

Везде, где оружие разрешили, на постсоветском пространстве это в Прибалтике, в Молдавии, в каком-нибудь далеком Пакистане — кривая насильственных преступлений — резко идет вниз. А подобные инициативы наших депутатов от партии власти — вызывают только сожаление…

Вскоре желающим вооружиться придется брать визу в ФСБ и МВД, где выявят: не хочет ли вооружающийся нарушить права и свободы других граждан? Подозрительным «лицензию на убийство» выдавать не станут, чтобы не появилось дополнительных угроз государственной или общественной безопасности. Их и так хватает, ведь мы «в кольце врагов». Желающих приобрести оружие проверят и протестируют на предмет — не замышляют ли они что-то, не угрожают ли? Вполне возможно, что методики и тесты уже разработаны.

От дополнительного контроля хотят освободить тех из нас, кто служит в государственных военизированных организациях. А ведомств в нашей стране — чуть ли не полтора десятка. Главное — Минобороны, затем конечно МВД, ФСБ, Росгвардия, Следственный комитет (СКР), прокуратура, Служба внешней разведки (СВР). А так же другие федеральные службы: по контролю за оборотом наркотиков, миграционная, агентство специального строительства, пограничники, железнодорожные войска, налоговая полиция, агентство правительственной связи и информации при президенте. Кроме того, проблем с приобретением охотничьего оружия не будет у представителей коренных малочисленных народов, ведущих традиционный образ жизни.

Ветеран подразделения «Альфа» Алексей Филатов считает, что наши законодатели руководствуются чеховской логикой «если на стене висит ружьё, то оно рано или поздно выстрелит»:

— А если ружье «на стенке не висит», то и стрелять нечем. Другое дело, что у нас в стране накопилось огромное количество легального оружия. Отобрать все не получится, потому что это приведет к социальному взрыву. От этих нововведений больше всего конечно пострадают охотники-любители.

Естественно никому не хочется, чтобы у нас — стало как в Америке. Оттуда долетают слухи, что там люди применяют оружие, чуть ли не каждый день. Естественно всего, что там происходит, мы просто не знаем. Говорят, что американцы, что русские — с дисциплиной примерно одинаково. Но вся разница между нами в том, что там у них за океаном оружие можно купить свободнее. Их легальный рынок похож на наш нелегальный, кучу справок и разрешений предъявлять не нужно.

«СП»: — Не лучше ли ужесточить возрастные ограничения? Ведь последние наши стрелки: пермский и казанский — это молодые люди, вчерашние школьники. Может, я чего-то не понимаю, но мне кажется, что взрослые за огнестрельное оружие хватаются редко.

— Это не так. Хватает случаев, когда по пьяному делу мужик достал ружье и начал палить. Стреляют много, в том числе водители на трассах: кто-то кого-то подрезал, тут же в ход идут травматические пистолеты.

А вчерашние школьники применяет оружие, чтобы самоутвердиться. Доказать, прежде всего самому себе, что «я крутой». Ну и конечно в надежде наказать обидчика. В переходный период с 15 до 20 лет парни меньше задумываются о жизни и смерти, некоторые о ней вообще не думают. Поэтому и в армию берут в восемнадцать лет — в таком возрасте больше смелой дури. А становясь постарше, человек несколько раз подумывает, прежде чем совершать такого рода поступки. Разве что по пьяной лавочке…

Но про бытовые преступления с применением оружия наши депутаты не вспоминают. Бытовуха же не поддается научной проверке. Граждан предлагают проверять на причастность к экстремистам, террористам и другим злодеям. Хотят как-то выявить намерение и его на корню пресечь. Эту работу должны проводить с тройной гарантией: МВД и ФСБ по запросу Росгвардии. Причем последней работы станет меньше.

Пока для получения лицензии на покупку оружия необходимо предоставить в одну только Росгвардии: паспорт, документы о прохождении курсов по правилам безопасного обращения с оружием и справки от психиатра, нарколога и офтальмолога — доказать, что ты не подслеповат. Нужен сейф — это проверит участковый.

Лицензии уже выдали 3,8 млн граждан и около 12 тыс. юридических лиц, частных детективов и охранников. Скоро их станет меньше, ведь в этом году Госдумой было принято аж четыре закона, ужесточающих требования к соискателям лицензий.

Не получится легально вооружиться тем, что публично и открыто размещает неправильное посты в интернете — человек еще ничего не сделал, но в принципе может. Критерий для подобного рода суждений не определен. Но точно не смогут получить берданку иностранные агенты, разве что привезут их иностранные покровители.

Не дадут лицензии на оружие и просто драчунам и хулиганам, тем, кто управлял транспортом в состоянии опьянения — разве что за отдельную благодарность? Как говориться, коррупционность, скорее всего, повысится. Ведь владельцы всевозможных типов и видов гражданского огнестрельного оружия, газовых револьверов, спортивной пневматики, охотничьего, метательного стрелкового оружия у нас и так — не реже раза в пять лет — обязаны представлять уполномоченным справку об отсутствии у них противопоказаний. А что до тех, кто проходит службу в военизированных организациях, имеет воинские звания, то о них нам знать не положено. У них свои должностные инструкции.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика