Археологов удивили открытия, сделанные при изучении древнеегипетского храма

Изучение храма Хатшепсут позволило узнать о труде мастеров далекого прошлого

Археологи, изучавшие рельефы, обнаруженные в египетском храме возрастом 3500 лет, сделали интересные выводы о работе древних мастеров. Согласно анализу находок, ученики работали над несложными частями тела, такими как туловище, руки и ноги, в то время как более опытные художники работали над более замысловатыми лицами.

Археологов удивили открытия, сделанные при изучении древнеегипетского храма

Фото: pixabay.com

Когда в Древнем Египте дело дошло до вырезания барельефов, ученики делали несложные детали, такие как конечности и торсы, в то время как опытные мастера занимались сложными деталями, такими как лица. К такому выводу пришла египтолог из Варшавского университета, изучавшая два рельефа возрастом 3500 лет в храме Хатшепсут в Дейр-эль-Бахари в Фивах.

Как пишет Daily Mail, Хатшепсут была фараоном восемнадцатой династии Египта и второй исторически подтвержденной женщиной-фараоном, правившей с 1473 по 1458 годы до нашей эры.

Рельефы длиной 13 метров, зеркальные по отношению друг к другу, украшают самую большую комнату храма (или часовню Хатшепсут), показывая процессию из 100 человек, несущую дары фараону. Более того, они содержат доказательства почти каждого шага в производстве рельефов – чего обычно не видно, поскольку обычно каждый последующий этап скрывает последний.

Анализ рельефов храма Хатшепсут позволил по-новому взглянуть на производственный процесс – например, на то, как был разделен труд. Это также опровергло представление о том, что художников в Древнем Египте не обучали «на рабочем месте», поскольку некоторые части явно начинались мастерами, а заканчивались учениками.

«Мягкий известняк часовни – очень многообещающий материал для изучения, поскольку он сохраняет следы различных резьбовых работ, от подготовки поверхности стены до последних штрихов мастера-скульптора», – сказала автор статьи Анастасия Ступко-Любчинская.

Чтобы изучить рельефы, доктор Ступко-Любчинская и ее команда сначала визуализировали каждую рельефную поверхность в масштабе 1: 1 на листах пластиковой пленки, которые они прикрепили непосредственно к стенам.

«Затем они были отсканированы и обработаны как векторная графика, – добавила она. – Я не могла перестать думать, что наша команда по документации копирует действия тех, кто создал эти изображения 3500 лет назад. Как и мы, древние скульпторы сидели на строительных лесах, болтали и работали вместе».

Сканы позволили исследователям изучить следы, оставленные на камне древними долотами. Таким образом, как объяснила д-р Ступко-Любчинская, «можно было «уловить» несколько нематериальных явлений, которые обычно не оставляют никаких свидетельств в археологических записях».

Это включало способность различать, какие части рельефов были сделаны учениками – или, по крайней мере, менее опытными художниками – и те, которые были созданы мастерами своего дела. Как и в мастерских эпохи Возрождения в Европе 14–17-х веков, кажется, что менее опытные художники работали над менее сложными частями больших произведений искусства, в то время как мастера занимались сложными деталями, такими как лица, наряду с исправлением ошибок своих подчиненных.

Возможно, это давало возможность более опытным художникам передать некоторые из своих навыков.

«Принято считать, что в Древнем Египте художников обучали не в рамках текущих архитектурных проектов, – говорит доктор Ступко-Любчинская. – Но мое исследование в часовне Хатшепсут доказывает, что обучение также происходило во время выполнения рельефов – «на рабочем месте».

Ступко-Любчинская сказала, что изначально она надеялась, что ее анализ сможет идентифицировать руки разных художников. Однако это оказалось невозможным, поскольку все художники, похоже, пытались создать однородную работу в едином стандартизированном стиле. Тем не менее, отметила она, можно было сказать, что над каждым из зеркальных рельефов работала разная бригада, благодаря небольшим различиям между ними. Например, на рельефе южной стены кувшин изображен как глиняный сосуд на веревке, тогда как его копия на северной стене – металлическая.

Полные результаты исследования были опубликованы в журнале Antiquity.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика