Рубль ищет новое равновесие

Рубль ищет новое равновесие

Курс рубля снова начал снижаться в понедельник, 4 апреля, на открытии торгов преодолев отметку в 85 за доллар. Но уже к обеду «россиянин» быстро отыграл потери и вернулся к значениям 83,4 за доллар и 91,4 за евро. Это немногим выше курса февраля, конечно, с той лишь разницей, что теперь простому смертному доллару по этому курсу не купить, так как на валютные операции введены ограничения.

Несмотря на утренний скачок, курс рубля последнюю неделю демонстрирует стабильность, опровергая слова президента США Джо Байдена о том, что один доллар стоит уже 200 рублей. Кроме того, сейчас свою роль может сыграть указ президент об оплате российского газа в рублях недружественными странами.

Вопрос в том, как долго власти смогут принудительно удерживать курс рубля на нынешнем вполне комфортном для импортеров уровне. Изначально ограничения на валютные операции были введены до 9 сентября, но опрошенные «СП» эксперты считают, что без политической разрядки эти меры могут быть продлены и дальше.

Несмотря на это, по мнению специалистов, удерживать рубль в районе 80 до конца года не получится — все дело в падении экспортной выручки РФ. В итоге несмотря на все ограничения к концу года рубль может снова вернуться к уровню 90−100 за доллар. Соответственно, возобновят свой рост и цены на импорт, которые немного притормозили, хотя и не спешат снижаться вслед за курсом рубля.

— Нужно понимать, почему ЦБ и Минфин проводят такую политику, — объясняет ведущий аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов. — Это связано с действиями западных стран против российской экономики — заморозкой золотовалютных резервов, ограничительными мерами в сфере торговли, морских и авиаперевозок. Все это сокращает российский экспорт и приток валюты в страну. Раньше у нас был очень большой профицит торгового баланса, но рубль торговался ниже паритета покупательной способности в связи с масштабным оттоком капитала. Если бы мы позволили свободное трансграничное движение капитала в нынешней ситуации, это привело бы к сильному ослаблению рубля и росту цен на импорт.

Поэтому ЦБ и Минфин фактически заблокировали инвестиции из стран, которые ввели против нас санкции. Из-за этого отток капитала резко сократился. Нынешний курс доллара неправильно называть искусственным, так как импортеры имеют возможность приобретать валюту по данному курсу. А чтобы среди российских инвесторов не было спекуляций и мотивов сберегать в долларах, были введены комиссии и прочие ограничения. Поэтому мы имеем почти такой же курс, как был в феврале, при том, что экспортная выручка заметно снизилась.

«СП»: — То есть этот курс — не просто цифры, которые не имеют отношения к реальной экономике?

— Конечно. За последние несколько недель цены на компьютерные комплектующие, а эта продукция в наибольшей степени следует за обменным курсом, сократились в полтора-два раза. Это говорит о том, что мощный инфляционный скачок, когда курс доллара превышал 120 рублей, в значительной степени отыгран назад. В связи с этим уже в ближайшие недели мы должны увидеть резкое замедление инфляционных процессов, потому что цены, которые выставлялись многими производителями и ритейлерами были завышены и опирались на заниженный курс рубля. Сейчас наша валюта отыграла позиции, что позволит сдержать инфляцию.

«СП»: — Но как долго можно будет удерживать такой курс доллара?

— Судя по всему, ЕС будет постепенно снижать импорт российских энергоносителей, и сложно ожидать, что это сокращение удастся в полной мере заместить продажами на других рынках. Экспортная выручка будет снижаться, и в связи с этим к концу года рубль несколько ослабнет по сравнению с нынешними значениями. Скорее всего, мы увидим курс рубля в районе 90 в отношении к доллару. То есть по мере того, как будет сокращаться наш экспорт, будет происходить плавное ослабление рубля, но не такое драматичное, как мы видели в феврале-марте.

«СП»: — А если в сентябре отменят валютные ограничения, что будет с рублем?

— Ограничения вводились, как ответная мера на заморозку наших золотовалютных резервов и блокировку активов российского бизнеса. Думаю, в связи с этим нет никакого основания ожидать, что мы отменим принятые решения без того, чтобы началось движение нам навстречу. Думаю, без политического прогресса эти меры будут продлены.

У нас по-прежнему плавающий курс рубля. Просто ряд факторов, которые на него влияли, в частности, большой отток капитала, практически сведены к нулю. Нужно ли нам удерживать курс и дальше? Похоже, что да. Удар по экспорту достаточно велик, причем это связано не только с напрямую введенными санкциями, но и с возникшей нестабильностью, в том числе курсовой, и с трудностями в логистике. Понятно, что у нас нет никакого резона принимать меры, которые привели бы к росту цен и оттоку капитала.

Ведущий эксперт Центра политических технологий, экономист Никита Масленников считает, что в заявлениях об искусственном характере курса доллара есть доля истины.

— Сегодня курсом рубля управляют исключительно товарные потоки. Второй канал — потоки капитала — находится под жестким контролем, а инвестиции нерезидентов очень ограничены и практически не работают.

Курсовые перспективы будут определяться продолжительностью текущего геополитического кризиса, сроками урегулирования и тому подобными факторами. Должны возникнуть объективные обстоятельства, позволяющие немного отыграть назад в вопросах валютного контроля и контроля над потоками капитала.

Какие-то шаги в этом направлении уже предпринимаются, и у меня, как и у некоторых коллег, ощущение, что нам предстоят несколько эпизодов с ослаблением курса рубля, хотя и не столь критическим, как было по состоянию на 10 марта, когда нацвалюта превысила 120 к доллару и 132 к евро. Видимо, нам удастся избежать такого сценария, если не возникнут некие необратимые последствия в ходе санкционного давления.

Мы уже наблюдаем некие эпизоды ослабления. Например, сегодня утром рубль слабел к 85 за доллар на волне новостей об ожидаемом пятом пакете санкций, но затем уже к обеду отыграл потери. Но такая волатильность будет наблюдаться продолжительное время, как минимум второй квартал.

У меня ощущение, что курс рубля будет колебаться в широком коридоре от 80 до 100 рублей за доллар. Ему еще предстоит нащупать свое равновесное значение в новых условиях. Это во многом будет зависеть от реализации указа президента о покупке газа за рубли, от возможных новых инициатив об оплате нашего экспорта рублевой ликвидностью. Период тестирования нового равновесного состояния будет проходить весь апрель и, возможно, первую половину мая.

«СП»: — 80 или 100 за доллар — большая разница, что будет определять курс?

— Эти колебания преимущественно будут зависеть от геополитики. Сейчас на рубль не влияют каналы финансовых потоков. Он во многом укрепился благодаря введению нормы о продаже 80% валютной выручки экспортерами. Если бы не это, курс рубля оставался бы на значениях, близких к 115−120 за доллар.

В дальнейшем многое будет определяться тем, как мы будем выстраивать наши торговые потоки. По марту произошло значительное сокращение импорта, по моим ощущениям, не менее чем на 60% по объему. Названный мной широкий коридор позволяет учитывать различные изменения торговых потоков.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика